Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
17:05 

Начало пути...

Кто я. Я - психолог. Наверное это громко сказано, ведь пока только учусь на факультете психологии. Но обучаясь, я поняла одно: моя профессия - это не столько образование, сколько состояние души моей. Мы очень похожи на врачей, мы вышли из медицины, но работаем с более тонкими материями.
Недавно один преподаватель рассказывал, что его приятель врач постоянно носит с собой аптечку, на случай возникновения ЧС, так вот, психологи, также как и врачи носят с собой "аптечку" скорой помощи (это мои домыслы).
Я - стерва. Хотя мои хорошие знакомые так не думают, они предпочитают называть меня "злыдней", говорят что до стервозы я недотягиваю, слишком добрая. Однако, принимая во внимание мою любовь к игре с окружающими, мягкой и пушистой назвать меня нельзя.
Так, например, был случай, когда одним вопросом завалила работу неприятных мне людей. Они до сих пор стараются испортить мне и моим друзьям жизнь, но пока у них получается только портить отношения с группой. Забавно наблюдать за этим процессом, они суетятся, "бызжут слюной", капают на мозги преподам, пытаются настроить против нас народ. А выходит все наоборот - легкий стеб с нашей стороны и, как продолжение, жесткий со стороны группы.
Что я люблю. Люблю себя: вредную, противоречивую, во многом слабую, но интересную и умную. Люблю своего мужчину - без комментариев, просто люблю. Люблю лето - это время года, когда можно совершать много необоснованых поступков "просто так" не объясняя причин.
Что я не люблю. Не люблю, когда мной пытаются манипулировать. Не люблю "гнилых" людей. Недавно здавали зачет одной "замечательной" женщине, когда стоишь перед ней приходится бороться с собой, чтобы не уйти, наплевав на зачет.
Наверное это пока все обо мне.

23:38 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:12 

"День выборов"

Сегодня посмотрела ЭТОТ фильм - супер, я в восторге!!
Сюжет в целом веселый, в стиле "дня радио". Неприятно цепанули старые песни, особенно " снежинка"...
Невольно задумываешься: как делается политика в нашей стране

@музыка: "Снежинка"

@настроение: приподнятое

00:21 

Прочитала и выпала в осадок

00:50 

C Новым Годом

Вот и наступил новый 2008.... Немножко обидно, немножко грустно, но в целом я считаю что год удался.
если вспоминать только что просмотреный фильм о Бриджит Джонс: написаный диплом - 1, успешный тренинг - 1, любимый человек - 1, предложение выйти за муж - 1...Отличный год по всем показателям:)
Если говорить о грустном то хочется быть прощенными двумя людьми... Первого человека я просто предала...за это теперь расплачиваюсь я не могу общаться с ней.
А второго...второго я просто очень близко подпустила...я - счастье и беда. Талантливо нахожу приключения на ровной поверхности.
Что- всем удачи, счастья и любви, которую важно не только найти но и удержать в своем сердце...

01:13 

Иногда.. лучше не включать телевизор

Вчера внезапно потянуло на сказки. После нехитрых манипуляций с компом вытащиса из сети пьессу "Обыкновеное чудо" евгения Шварца. Поскольку время было уже позднее почитать решила сегодня (на свежую голову). Устроившись вечером напротив телевизора я преступила к чтению. Сюжет я думаю рассказывать не нужно - все смотрели одноименный фильм. Каково же было удивление, когда с голубого экрана я услышала о смерти одного из главных героев этого фильма - Александра Абдулова. Если говорить об эмоциях, которые в этот момент я испытала, то слово шок может описать его лишь отчасти. ...

03:25 

От поклонников "дозоров" :)

Представим на секунду что Ночной Дозор, Дневной Дозор, Иные, Инквизия
существуют все таки в нашем мире а Лукьяненко просто с поразительной
точностью угадал мир или он сам иной )))
Часть 1
Итак офис Ночного Дозора. Москва. 9 июля 2004 года.
Из кабинета Городецкого раздаётся 2 взволнованных голоса.
- Не может быть
- Я тебе говорю показывают!
- Кто же нас сдал?
- Да никто вроде не сдал, какой то автор написал а рекламщик снял.
- КТО СНЯЛ?
- Антон что ты кричишь на меня? Я что Лукьяненко? На него и кричи!
- Лас, прости я очень нервничаю, давай ещё раз по порядку- все имена
совпадают но мы электрики?
- Угу…….и у тебя была ещё одна жена, которой ты заказал аборт у ведьмы
- *звук падающего тела*
- Антон ты чего?
Дверь в кабинет открываться и вошедший Гесер застаёт непонятную для
нормального Иного картину — его зам по кадрам валяется на полу бормоча
’Светлана меня разовоплотит’ а рядом бегает стажёр с ограниченными
способностями мага 5 уровня и размахивает газеткой.
- Антон, тебе плохо, может мне покопаться у тебя в животе? С явным
сарказмом произнёс пресветлый.
- Шеф! Вы уже знаете? О божеееееееее………
- А ты думал я тока по сумраку шляюсь? Эти хомосапиесы такой промоутинг
закатили своими шедевру что даже на 3 слое сумрака афиши висят….. Кто-то
из наших с ними………
- *Лас падает рядом с Антоном, Антон перед этим пытавшийся встать, падает
снова, и сильно бьётся затылком об пол*
- Осторожнее великий, вы себе всю манну отобьёте так что фонарик не
включите — раздался ехидный голос из угла кабинета
- *Антон поднимая голову* Завулон, рад тебя видеть, ты уже тоже в курсе?
- Чтоб я отстал от Светлых и он новой придури людей, нет уж, я даже себе
вот фонарик купил.
* Гесер мученически * — Великий свет…………
* Антон отлежав своё поднимается с пола и садиться за ноутбук, великие
маги сидят на диванчике в углу кабинета и перебирают фонарик Завулона с
тщательностью первоклассника купившего новую игрушку, Лас лежит на полу
держась на живот и поёт * — Казахи всё таки круты, поеду скоро в Алматы…….

Внезапно в кабинете открывается портал и оттуда с диким криком
вываливается Эдгар в балахоне инквизитора с переносным прожектором в руке
Эдгар — АААААААААААААААААААААААААААААААААААААА
Гесер и Завулон (Хором) — хм
Лас- приподнявшись с пола — гыыыыыыыыыы
Антон — твою мать.
Эдгар (не переставая дико орать) — А ВОТ И Я!!!!!!!!
Гесер — инквизитор 3 уровня хватит орать как Завулон в лифте Вы видимо
смотрели пирасткую копию, в кинотеатре так долго не орут.
Эдгар — от блин, и говорил же я ребятам, диск левый, а они мне там
Лукьяненко даже подпись была лично нам ’Чокунытым фанатам сумеречного
дозора’
Завулон (обиженно) — кстати в лифте орал не я, а бомж в шапочке СС на,
которого я не капли не похож.
Гессер (ехидно) — я пошутил, если я признаю что ты орал в лифте то мне
придется признать что я лазил руками в живете у Антона…….
Завулон — А вот это на Вас похоже пресветлый, все время до кишков
достанете.
* Гесер готовя какое то заклинание приличной силы * — а что и правда надо
попробовать.
* Завулон доставая из неоткуда игрушечный меч в иде позвоночника * — хех,
ты чего тибетский чудик, подумал, что я из за это кина буду драку тут
устраивать?
* Гесер падая на пол от смеха * — Антон принеси срочно лампу дневного
света из метро ))))))))))
*Антон, Лас и Эдгар наблюдают за тем как супер тёмный машет пласмасовым
мечом а супер белый помирая от смеха — лампой дневного света, выкривая
’Вызовите кто нибудь электрика’ *
Идиллия прерывается грохотом сорванной с петель двери и диким криком
похожим на крик бешенной кошки ’Антон, ты нанимал на меня ведьму сукин
сын’
Немая сцена:
Антон смотрит на Светлану понимая что плеть Шааба детский лепет по
сравнению с взбесившийся Великой. Эдгар выставляет перед собой хрустальный
щит и намагичив для себя кресло из кинотеатра занимает позицию в первом
ряду. Завулон и Гесер резко соскакивают на 5 слой сумрака под предлогом
’фонарик проверить’. Лас немедленно вспоминает что у него в соседнем
кабинете барабашка задыхаеться в сейфе.
Светлана — твою мать сукин сын! Ты на МЕНЯ ведьму? ВОТ М*К! Говори правду
или получишь фаерболом на отмаш!



Антон (жалобно) — Ты не сможешь меня фаерболом!

Гесер с Завулоном (хором из сумрака) — ОНА НЕ СМОЖЕТ?

Эдгар (жуя попкорн) — сможет-сможет, и я не вмешаюсь — я в отпуске
*показывает язык*

Светлана (минуту подумав) — я не смогу, так дочь грохнет.

Антон (с глазами потерявшего надежду) — Надя уже видела?

Светлана — ещё как видела, особенно ей понравился момент, когда папу дядя
ножницами тыкает.

У Сергея Лукьяненко на пресс конференции случается приступ икоты
споровждающийся покраснением ушей до колен и подвисаением воронки в разных
местах тела.

Антон — Света это только кино!

Света — Это кино называется Ночной дозор ,а значит оно написано по
хроникам Луки который писал про нас раньше тока правду.

Лас выглядывая из за двери — Свет, это комедия.

Света — на афишах не написано.

Антон — Я щас призову великую силу которая докажет что я говорю правду!

ВЕЛИКАЯ СИЛА ПОТВЕРДИ МОИ СЛОВА!

В кабинете появляется красная чашка Нескафе наполненная непонятным
свечением белого цвета, на свечении яркими красными буквами написано
’Рекламное место снято 1 каналом’

Антон (падая на кресло) — вашу мать!

Все герои Ночного дозора — ВАШУ МАТЬ!



Часть 2

Офис Ночного Дозора 10 июля 2004 года — Кабинет Гесера.



Гесер и Завулон сидят и просматривают официальный форум фильма. Антон
валяеться на диване с холодным полотенцем на голове накрытый шелковым
халатом Гесера над его головой развивается диких размеров воронка. Эдгар
стоя у окна читает газету с очередной хвалебной рецензией фильма. Лас
тихонечко моет полы в коридоре рядом с открытой дверью кабинета.



Эдгар (резко поворачиваясь к Антону) — хм…….Антошка ты мало того что
пьянчуга так ещё и вампир.

Антон *мученечески не открывая глаз* — слава богу что не педофильный
некрофил, так бы был намного закрученней сюжет.

*Звук чего то ужасно булькающего*

Эдгар (с удивлением осматривая кабинет) — это ещё что?

Гесесер (не поворачивая головы от монитора) — ничего инквизитор, просто я
предупредил Ласа что бы я больше не слышал смешков насчёт фильма, фильм же
всё таки наш русский, так он чтоб мы не слышали смеха смеется под водой…

Эдгар (недоуменно) — что?

Гесер — голову в ведро засовывает.

Завулон *ехидно* — ну и кадры у тебя.

Гесер *тихо матерясь* — не знаю как у меня но вот у них *тыкает пальцем в
монитор* кадры не очень хорошие.



В коридоре слышаться звук падающего ведра и ужасного хохота Ласа.



Гесер — твою мать я предупреждал!

Лас (сквозь хохот) — Вы просто этого не видели!



В кабинет заходит Семен в грязной одежде, лицо измазано в руках оторванный
с корнем.

руль от ЗИЛа.

Семен (как в бреду) — 18 зилов…….18 бомжей …………но не получается у меня
сальто!

Гесер и Завулон (хором) — оба на!

Эдгар (в истерике) — Дайте мне ведро!

Антон (с видом человека который смотрел все рекламные ролики режиссера) —
а мне лучше ванночку.

Лас(на полу) — хорошо что в кино был не поезд прыгающий через автобус со
старушками ))))))))



Семен (обиженно) — шеф, я 300 лет за рулем, но нем могу я сделать это
долбанное сальто! *плачет*

Гесер (садиться рядом) — нечего Семен, Игнату больше всех не повезло но он
же не плачет.



*Лас и Эдгар услышав последние слова великого пытаться одновременно
засунуть головы в одно ведро но стукаються головами и падают с хохотом на
пол*



Завулон (пытается быть серьёзным ) — Великий, надеюсь парик Игнату не вы
выбирали?

Гесер (расплываеться в улыбке) — конечно о великий, и уши прищепками к
Антону я тоже прикреплял чтобы сознание посмотреть, и даже Ольгу держал в
коробке из под обуви…..*осекаеться*

Посреди Кабинета появляется Ольга в одежде ’маде ин кино’ со сковородкой в
руках.



Ольга (помахивая сковородкой) — так так Великий………

Гесер (сглатывая) — золотце я пошутил

Завулон (ехидно) — какие то у Вас табельные сковородки появились………

Антон (истерически) — Вашу мать, это кино!

Ольга (спокойно начищай сковородку) — кино кином, а нафталином у меня из
под мышек и правда пару месяцев пахло.

Гесер (виновато) — это я против моли.

Ольга и Завулон (хором) — СТАРЫЙ М*К!
Внезапно в центре комнаты вспыхивает белый яркий свет и из него выходит
Светлана которая выходила в магазин.
Светалана — Что за черт, всю комары покусали!
Гесер и Завулон (хором) — не может быть *падают без чуств*
Светалана (в непонятках) — они явно РЕКЛАМУ пересмотрели, да не в сумраке
комары а на улице………..
Антон — Свет ты все купила?
Света — конечно, партийный заказ — нескафе, пельмени, и литр крови для
тебя.
Антон (падая на колени) — Лукьяненко за что?
Голос сверху — так людям понятнее
* Антон падает рядом с великими *
Эдгар — хорошее начало, хороший вкус
Светлана — х*е продолжение и вкус го*
Телевизор в кабинете автоматически включается на выпуск новостей.
’И так сегодня продолжаться великий показ мега крутого блокбастера снятого
нашим каналом который надо обязательно смотреть на большом экране с
хорошим звуком. Но перед тем как идти в кино позвоните по телефону Нокиа
от МТС вашим друзьям и пригласите их в кино, не забудьте подкрепиться
пельменями Сам самыч перед показом и конечно для длительного просмотра вам
просто необходимо выпить лучшее кофе из красной чашки Нескафе.’
Завулон, Гесер, Антон (вскакивая) — М*КИ!



Диктор на экране — сами м*Ки.
Эдгар — не понял.
Диктор — ’По проверенной инфомарции из логова режесера инквизитора Максима
в следующей части Ночного Дозора будет играть Филипп Киркоров’
На экране появляеться Филип Киркокоров напротив которого стоит кино —
Гесер
Филип Киркоров — меня достали ваш договор ваша морда и то что вы все время
меня в сумрак гоните. Я не люблю профисионалов, навстречу к герою надо
приходить подготовленным.
Кино — Гесер — ты считаешь это нормально? Я щас как накастую плеть Шааба!
Филипп Китркоров — а мне пох* что ты накастуешь! Встал и ушел отсюда.

Кино-гесер — это мой кабинет вообще-то.

Филипп — а мне пох встал и ушёл, я сказал встал и ушёл
Кино гесер (обиженно) — вот я и уйду, досвидания.
Филипп — говорить сначала научись по русски морда азиатская. ДО-СВ-ДАНИЯ!
Все присутствующим в комнате — оба на!
Диктор (подмигивая уставившимся на экран иным)
А так же режиссер на чей совести такой шедевр как НД сообщил нам что роль
Зеркала будет играть Олег Газманов а генеральным спонсором 3 части будет
фирма герболайф.
Иные (хором) — ПОЛЦАРСТВА ЗА ВЕДРО!

04:18 

что делать когла нечего делать...

Машинист достаёт из кармана песочные часы и бросает их на пол. С громким звоном разбивающегося стекла мир опять опрокинулся прямо на вас, а когда головокружение схлынуло, вокруг была... Иллюзия туманных картин
Вы стоите в центре дымки и светло-прозрачных воздушных пространств, странно неподвижных и причудливо переплетённых между собой. Это похоже на трёхмерный рисунок морозом на стекле… Если можно почувствовать себя внутри подобного рисунка. Вы различаете в очертаниях и переплетениях воздуха и дымки что-то смутно знакомое, заставляющее ассоциировать. Воздушные замки, крылья ветра, мазки сновидений, туманные намёки – здесь это всё, вокруг вас. Вы чувствуете некую неправильность окружающего пространства, будто искажённость. Определенно нужно кое-что подправить, чтобы привести всё к состоянию гармонии и совершенства. Вы думаете об этом – и под вашим взглядом очертания дымчатых миражей и марев начинают меняться, что наполняет вас чувством восторга и упоения. Что ж. Теперь вы художник этих картин – и Творец чужих сновидений.
Пройти тест


Ваш порок… Снисходительность к людям
Город, затерянный в горах, в котором каждый человек знает друг друга. И всё бы хорошо, и всё бы замечательно – только каждую ночь сюда прилетает стая ржавых птиц с резкими металлическими голосами и острыми клювами. Этим птицам нужно человеческое мясо, человеческие кости, которые легко крошатся под ударами стальных клювов. И каждую ночь люди этого селения проводят ритуал, который должен не позволить этим птицам добраться до них. В этом обряде участвуют все, все без исключения, и ни один из людей не должен усомниться в других или отказаться от участия. Иначе погибнут все. Именно здесь вы научитесь ценить других людей, даже если привыкли относиться ко многим из них свысока…
Пройти тест


Вы будете играть Зло изучающее
Антиобщественные дела и поступки для Зла изучающего – отнюдь не самоцель. Можно сказать, его и вовсе не интересует моральная сторона совершаемых им поступков, а на категории добра и зла ему и вовсе наплевать. Мысли его подчинены совсем другой идее, и оно отдаёт себя ей, не задумываясь над тем, нарушает ли он своими действиями чью-то свободу или оскорбляет чувства. Мир для Зла изучающего – огромная лаборатория, полигон для экспериментов, а все, кто в нём находится – подопытные крысы, над которыми он считает себя вправе ставить опыты. Возможно, это доставляет ему удовольствие… Но не само ощущение власти и всемогущества, когда управляешь судьбами других существ, а обретение знаний о них, их реакциях, их действиях в различных, часто заданных условиях. Впрочем, это тоже разновидность власти. Вам придётся сыграть подобную роль в пьесе… Вы, марионетка, сыграете почти Кукловода. Разве это не забавно?
Пройти тест

@музыка: Пелагея "когда мы были на войне"

16:37 

Весна....душа радуется, но что-то не то.
Недавно устроилась на работу. И что самое забавное не по профессии (а так хотелось!). Сейчас ощущается некоторая усталость ото всего: учебы, общаги, знакомых... Хочется сбежать куда нибудь либо на природу, туда где нет людей вообще, либо в город одной, там хоть людей и много но ты для них никто :).
Думаю, так и поступлю.. может быть проидет тогда эта дурацкая тоска по неизвестно чему...

@музыка: тишина

12:30 

возвращение..

Уже почти год не писала....как мало повремени... как много событий..
Итак: во первых - наконец-таки закончила вуз...бе красной медали, но ТАК, что ауккается до сих пор..делов мы наворотили ууууу...
во-вторых, поступила в аспирантуру....на заочку.... зачем пошла?? сама до конца не ответила на этот вопрос: нравится...хочется что-то сделать для теперь уже любимого факультета...
в-третьих, вышла за муж...пока не поняла, как оно. Разницы по моему нету... но праздник был хороший....
в -четвертых, кажется потеряла 3 друзей....вот это хреново... потому, что стало сильно не хватать их...
что, еще - преподаю, учусь преподавать студентам...вот это позитив...
А. недавно была на тренинге, который вели наши ученицы - очень даже недурно.... если учесть, что год назад они просто боялись даже вести упражнение сами...

02:03 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:56 

.....

Про царя-молодца, с повозками борца
Верьте аль не верьте, а жыло-было одно царство-государство, скорее большое, чем малое, но техниццки отсталое.
Правил там царь — типо главарь, сам мелкий, но горазд на большие и вредные проделки. Купцы продавали басурманам дрова, керосин и продукты природного разграбления, а из-за акияна везли товары народного потребления. Царю платили пошлины да оброки, ну и себе оставались кой-какие крохи.
Государевых людей — огромная рать, им бы только на лапу брать, писари да стрельцы, бюрократы и подлецы.
А ышшо в царстве был Волокушечный Аграмадный Завод, приносящий какой-никакой, а всё же доход.
Волокуша — вещь нехитрая, два бревна да настил, лошадь впряг — и поташшыл. Пусть архаично, зато патриотично, а что медленно и тряско — дык это не на рессорном ходу коляска. А повозок в царстве отродясь делать не умели, да вопчем не очень-то и хотели.
Пробовали топором срубить, но как ни тщились — квадратные колесы сразу отвалились. Много раз еще пытались, анжынерно напрягались — один хрен, в итоге волокуши получались. Вобчем, цари и алигархи жили — не тужили, по дорогам
волокуши пылили, керосин басурманам - денежки по карманам. А внутренние откаты — на мелкие траты.
Раз к царю на променад пришел транспортный магнат...


ЦАРЬ:
Как тебя я видеть рад,
Волокушечный магнат!
Што ж ты мордою наморщен
Как сушеный виноград?


ВОЛОКУШЕЧНЫЙ МАГНАТ:
Разрешите докладать!
Наш продукт не хочут брать!
Заграничные повозки
Норовят все покупать!


ЦАРЬ:
Что за чушь ты говоришь?
Чую, жулик, ты юлишь!
Аль откат платить не хочешь?
Аль нарочно меня злишь?

Кстате, дядя, где мой куш?
Симбиёз ты наш не рушь -
Я купил же для пожарных
Целых десять волокуш!


ВОЛОКУШЕЧНЫЙ МАГНАТ:
Дык откат платить с чаво?
Производство-то мертво...
Покупателей не стало -
Прям как будто колдовство.

Волокуш уже штук сто -
Не хотит их брать никто.
То цена великовата,
То им качество не то!

Волокуша - что мосток,
Два бревна и пять досОк
Ну а что гнилые доски -
То терпимый косячок...

Из-за моря-окияна
Навезли от басурмана
Кэбов, бричек и карет.
Вот такой вот винегрет...

Демпингует басурман,
И залазит к нам в карман,
Грабит прямо на ходу!
Вот принес же чорт беду...

Я придумал, как нам быть -
Импорт надо бы прикрыть!
За ценУ пяти колясок
Волокушу не купить...


ЦАРЬ:
Энто, паря, не беда.
Значить - пошлина худа.
Мы ее в разы подымем
Вот и поглядим тада!


Сей же час издан был указ. Пошлины на коляски стали как в страшной сказке. Но пошлины царя всем до фонаря - знай везут себе коляски, как и до встряски...


ВОЛОКУШЕЧНЫЙ МАГНАТ:
Вот же ушлый наш народ,
Ить придумали ж обход -
Разбирают их на части
Вот такой вот подлый ход!

А на части пошлин нет!
Надо бы ввести запрет.
И чтоб никаких лазеек!
Царь, садись, пиши декрет!

Сделай умное лицо,
Али почеши яйцо.
И влупи ТАКУЮ ставку -
Мулиён за колесо!


ЦАРЬ:
Эт ты дело говоришь -
Можешь ведь, когда хотишь!
Я им покажу конструктор!
Понавыдумали, ишь!

Я им дам, япономать!
Нех от пошлин убегать!
Вот теперь свои кареты
Перестанут разбирать!

С полной пошлиной - карет
Не наввозишься уж, неееет!
А родная волокуша
СтОит, как кабриолет.

И потянется народ
В волокушечный завод,
Чтоб купить свое, родное...
Енто - гениальный ход!


Загрустил народ, но на поводу царя так и не идёт. Морщится, но за повозки платит, а на волокуши денег не тратит.


ВОЛОКУШЕЧНЫЙ МАГНАТ:
Царь, что делать? Вот бяда,
Наш народ - такой балда!
Не поймет, что мы печёмся
Ведь об ём же завсегда!

Ну совсем продажи встали.
Волокуша в день - едва ли...
Ну, короче - я в печали...
Не об энтом мы мечтали!


ЦАРЬ:
Видно, пошлина мала,
Раз хватает им бабла.
В десять раз ышшо подымем.
Для их пользы! не со зла!


ВОЛОКУШЕЧНЫЙ МАГНАТ:
Энто - царский разговор!
Энто - правильный террор!
Раз не чуют своей пользы
Мы возьмем их на измор!


А пока суть да дело - в столицу известие прилетело. Ломится к царю генерал, что армию до нитки обокрал. Зенки выпучены, чо-то лопочет - вобчем, не понять, чаво конкретно хочет.


ЦАРЬ: (спросонке)
Ето хто?.. А, генерал...
Помню... я с тобой бухал...
Ты ишшо тогда нажралси
И за шторою насcaл.

Так какая же нужда
Привела тебя сюда?
Ты, надеюсь, сpaть не хочешь?
Тут тебе не борозда!


ГЕНЕРАЛ:
Царь, проснись, в стране бузА!
Масса стала так борзА -
Взбунтовалась против пошлин!
(Ежли чо - я лично ЗА!)

На окраине страны
Шибко все возбуждены.
Перекрыли все дороги,
Знать, объелись белены!


ЦАРЬ:
Беспорядки - прекратить!!!
Их у нас не могет быть!
У нас ВСЕ и ВСЕМ довольны...
Как подавишь - доложить.

И чтоб впредь такое дело
ВАШИ пресекали смело!
На просторах всей страны
Мне протесты не нужны.


ГЕНЕРАЛ:
Я все понял. Так и быть -
Все стрельцы проявят прыть.
Не извольте сумлеваться -
Будут носом землю рыть!


Неделя не прошла - опять такие же дела. Снова на востоке бунтуют буяны - разбойники и смутьяны. Наш генерал опять к царю прискакал...



ГЕНЕРАЛ:
Разрешите доложить !
Ентого не могет быть,
Но с утра в Дальневостоке
Начал вновь народ бузить !


ЦАРЬ:
Али слышу я баян
Про бунтующих мирян ?
Али в ухе приключился
Акустиццкий обман ?

А возьми-ка ты стрельцов,
Отмороженных бойцов,
Без моралев и сомненьев,
В-обчем, полных подлецов

Пусть намнут бока смутьянам,
Взбунтовавшимся крестьянам,
Всех в темницу побросать !
Покажи им кузьки мать !

Мне ж закон пора писать -
Пошлины опять поднять.
Побегут тогда все сразу
Волокуши покупать.


Буянам бока намяли, новые пошлины приняли. Народ в печали, но это все детали...


ВОЛОКУШЕЧНЫЙ МАГНАТ:
Вести есть, итихумать,
Прям не знаю, как сказать.
Начинать тебе с хорошей
Аль с плохою докладать?


ЦАРЬ:
Опосля того бунтА
Одолела тошнота.
Мне бы надо позитиву
Для здоровья жывота!


ВОЛОКУШЕЧНЫЙ МАГНАТ:
Как мы пошлины подняли
Брать коляски перестали!
Такшта все-таки в финале
Мы их, иродов, дожали!

Только видишь ли, майн хер,
Я, как твой функционер,
От тебя скрывать не буду
Бесполезность наших мер.

Вот такой вот поворот -
Скоро стану я банкрот.
Потому что волокуши
Не берут, вельбот им в рот!


ЦАРЬ:
Чтоб продвинуть наш товар
Нужен грамотный пияр.
При активной пропаганде
Мы получим свой навар.

Как спасти нам волокуши? -
Надо всем присесть на Уши!
Речь толкнёшь перед народом.
Тезисы такие – слушай:

На дорогах сей страны.
Мол, колесы не нужны.
Ведь дороги - грязь да ямы,
И асфальту лишены!

Ты, дурында, не забудь
Особливо подчеркнуть,
Что повозков нам не надо -
Волокуши - вот наш путь!

А кареты, мол, опасны,
С этим все спецы согласны.
Ихни скорости ужасны -
Бьются насмерть ежечасно.

Мол, кто ежли не дурак,
Самому себе не враг -
Пересядет в волокушу.
Вот примерно как-то так...


Провели среди населения агитацию - никакого толку, окромя всплеска эмиграции. Все предпочитают старую карету, пересаживаться в новую волокушу резону нету...
Пошел тогда царь за советом к Бабе Яге, проживающей в тайге. По части пакостев бабка была большая мастерица, кощеева ученица.


БАБА ЯГА:
Что ты кислый, мой царёк?
Али кто тебя допёк?
Али климакс наступает?
Али не сдают оброк?


ЦАРЬ:
Это, бабка, все не то!
Всё сурьезнее зато -
Задолбал меня народец,
Я не знаю делать что!

Поразъездились в каретах,
Сил моих уж больше нету!
Волокуши не берут!
Я нищаю! Мне капут!

В рот не лезет мне шартрез,
Обострился энурез -
В волокушечном заводе
Есть мой личный антирес!

Ввоз карет мы пресекли,
Но их столько навезли,
На сто лет их людям хватит...
Как залезть в йих кошели?!


БАБА ЯГА:
Щас решим все, как с куста,
Ведь башка, чай, не пуста!.. -
Запретить колёсы можешь?
Аль религия не та?


ЦАРЬ:
Запретить-то я бы смог
На какой угодно срок,
Но не вышло б революций -
Я боюсь их до изжог !


БАБА ЯГА:
Ты, мой голубь, не баись,
И напрасно не грузись!
У тебя стрельцов орава -
Это ж просто зашыбись!

Ведь на кажного жнеца
У тебя по два стрельца.
Для поддержки диктатуры
Хватит сабель и свинца.


ЦАРЬ: (светлея лицом)
Царь я, али я не царь?!
Буду править я, как встарь!
Будет делать, что я хОчу
Кажная жывая тварь!

Чую я, народ созрел
Для больших и важных дел!
Кстате, я таку корону
В армитажэ приглядел!

Демократий нам не надо -
Наш народ, по сути, стадо,
Надо их доить, пасти,
И держать их взаперти!

Ох, Ягуша, ты умна!
Щас наполнится казна!
Так давай за энто дело
Выпьем доброго вина!

. . .

* * *

Пьяный царь запел куплету,
Взгромоздился на карету,
И погнал что было сил,
Словно сказошный дебил.

На мосту его мотнуло,
повело, перевернуло,
И с моста в рекУ - БУЛТЫХ!
Вот и нет его в жывых...


* * *

И такое резюме:
Ежли ты в своем уме,
Будь ты царь или шпана -
ЗА РУЛЕМ НЕ ПЕЙ ВИНА!

. . .

Такшта если не дурак,
То смекнёшь, чаво и как...
Вот такой пердимонокль,
Вот такой вот лапсердак!

16:48 

стена плача...

пишу потому что куда-то нужно высказаться... а мысли которые бродят в голове цензурными никак назвать нелья. Можно обозначить лишь вопрос. ПОЧЕМУ? Я не понимаю, почему в стране, заявляется приоритет науки и развития научных сообществ так сильно забивают ученых?! я не понимаю почему бухгалтерия, которая по обязанноятим -обслуживающий персонал, превращается обычно в место идолопоклонничества, при чем воспринимаются только подношения от старших и главных?непонятно также как двигать науку если на банально проведение конференции не дают средств(которые мы же собственно собираем у честных ученых, то есть это НАШИ ЗАКОННЫЕ деньги)? Я не понимаю почему .. почему в этой стране, городе, вузе все наперекосяк.. веди казалось бы так просто - нужно выпонять свою работу, и стремиться с делать на ней максимум полезного и важного для других. А вместо этого слышу: "конференция? траты? хотите заказывать сувениры для участников? что за чушь вы на прдумывали?!" И к черту катятся исследования рекламщиков, психологов, которые говорят что атрибутика создает положительный имижд в глазах окружающих... Правильно... зачем нам яркие и запоминающиеся обложки, а вдруг кому понравится, захочет купить, это ж нужно поднять свою пятую точку, сделать ДРУГОМУ, а не СЕБЕ приятное. В общем... куча вопросов на которые пока нет ответа.. а самое главное не понятно как с этим быть, потому что дальше так нельза, дальше тупик...

22:30 

Выходной!!!

И наконец оно свершилось!!!! мы выехали в Выборг на прогулку!! все было просто супер! погода, город в который я влюбилась уже давно, и хорошая компания!!!! Эмоции не передать словами!

00:45 

стихи не мои , прсто понравилось

x x x

Пора уходить. Вот и все. Увольненье в запас.
Начальник нам руки пожмет, проводив до порога.
Ребята толпою толкнут торопящийся "ГАЗ" -
Улыбки на лицах... И все-таки грустно немного.
Ну, дальше все ясно: дорога, родители, дом.
Там ждали и ждут, там ладонями сердце согреют.
А что позади? Только память, фуражка, альбом
И что-то еще, что я даже назвать не сумею.
Останутся фото, а также еще адреса
И вера, что все же разлука не долго продлится...
На плоской кассете - живые друзей голоса,
В три легких аккорда чуть хриплые песни границы...
Ночные тревоги, прожектор, дозор, маскхалат...
И я буду долго валяться без сна до рассвета,
Увидев случайно, как мой еще маленький брат
Тайком примеряет фуражку зеленого цвета...


ДИАЛОГ

- Уйди.
- Уйду... но все к твоим ногам -
Все, от полночных звезд до славы липкой,
Все, что в душе и что в руках,- отдам,
И ничего - взамен. Даже улыбки.
Всю душу выгребу - нигде ни закутка,
Чтоб затаиться чувству или слову,
Чтоб не была протянутой рука,
В которую ты вложишь камень снова.
Чтоб мысли вновь - прозрачны и легки,
И чтоб всегда - прекрасная погода.
Чтоб знанья жизни не были горьки
И сердце вдруг не спотыкалось с ходу...
- А что ж тебе?
- А мне - горячий чай,
Чтоб от тоски в душе не захлебнуться.
Чтобы тебя не встретить невзначай,
А встретив вдруг - спокойно отвернуться.
Чтоб жить - ни на ноже, ни по ножу,
Чтоб - нелюбим, так уж хотя бы понят...
- Уйди!
- Уже полжизни ухожу,
Но в спину снова гонят, гонят, гонят!
И глуше шаг, и в жилах вязнет кровь,
И незачем во всем искать основу, -
Уж если это мы зовем "любовь",
Зачем нам "жизнь" и "смерть" -
Два лишних слова.



НАБРОСОК ТУШЬЮ

По белой бумаге, глянцем лощеной,
Вожу, как японец, кисточкой черной.
И вот проявляются черною тушью
Людские движенья, костюмы и - души.
Исправить нельзя: есть закон непреложный,
Что тушью набросок стереть невозможно,
Исправить нельзя и украсить в охоту:
Как сделал, так сделал - не переработать.
И движутся люди, под кисточкой тая,
Такие, как есть, а не так, как мечтают.
И черная тушь растекается смело
В сражении вечном меж черным и белым.


ВАРВАРЫ

"Вар-ва-ры!" - в хрип переходит крик,
Фыркает кровь из груди часового.
Всадник к растрепанной гриве приник,
Вслед ему - грохот тяжелого слова:
"Варвары!"... Вздрогнул седой Ватикан,
Тяжесть мечей и задумчивых взглядов
Боли не знают, не чувствуют ран,
Не понимают, что значит: преграда.
Город ли, крепость, стена ли, скала,
Что бы ни стало - едино разрушат!
И византийских церквей купола
Молят спасти христианские души.
Но и сам бог что-то бледен с лица:
Страх - как комок обнажившихся нервов,
И под доспехами стынут сердца
Старых и опытных легионеров.
Мутное небо знаменья творит:
Тучи в движении пепельно-пенном.
"Варвары!" Посуху плыли ладьи
К окаменевшим от ужаса стенам.
...Быль или небыль о предках гласит -
Ждет лишь потомков пытливого взгляда,
Как Святослава порубанный щит
На неприступных вратах Цареграда.


МОИМ ДРУЗЬЯМ

В длительных поисках истины, веры и боли,
Кто-то верхом, кто-то просто с дорожной клюкой,
Мы уходили из дома по собственной воле:
Мы презирали уют и матрасный покой.
Под облаками мы рвали кольцо парашюта,
В юность входя под его белоснежным венцом,
Веруя в жизнь. Но порой выпадало кому-то
Вниз, в перехлестнутых стропах, в ромашки лицом...
Гнали коней мы, отчаянно-нетерпеливы,
Нас проносящих сквозь годы, сомненья и быт.
Если же кто-то не мог удержаться за гриву -
Как мы спешили спасти его из-под копыт.
Что мы узнали? Как пахнут сгоревшие травы,
Как останавливать кровь и стрелять на бегу,
Как нелегко быть всегда убедительно-правым,
Старых друзей оставляя на том берегу...
Но расправлялись нам вслед ковыли понемногу.
Память о доме, таясь, согревалась в груди.
Что мы успели? Найти горизонт и дорогу,
С вечною песней о той, что нас ждет впереди.


Может быть, слаб я?
А может быть, трус?
Трудно в себе самому разобраться.
Был, и не раз,
В непростых ситуациях
И не боялся,
А тут вот - боюсь
Взглядом задеть
Или словом обидеть,
Жестом неловким спугнуть тебя:
Вдруг
Чудо закончится -
И не увидеть,
Как рассыпается
Сказочный круг.
Новая встреча...
О, как же ты близко!
Смотришь в глаза, словно в душу,-
Насквозь,
Я замираю на лезвии риска
И ничего не беру на "авось".
Эта открытость - без капли сомнений.
Вводишь в свой мир -
Замирает душа!
...Падают листья под ноги, шурша,-
Воспоминания светлых
Мгновений.


x x x

Пишу стихи.
Мой строгий капитан,
Вы все смеетесь? Я не ради славы.
Они - во мне... И с горем пополам
Учу заставы строгие уставы.
Стихи - на турнике и на "козле"...
Их тихий голос пробивает камень.
И на меня шатающей земле
Стихи растут, как мак весенний, сами.
Вокруг одна поэзия видна!
И я спешу, не выбирая броду,
Сорвать цветок!
Но рядом старшина:
- Кру-угом! В наряд!
Чтоб впредь ценил природу...
Наверное, дела мои плохи -
Здесь не ответишь:
- Я и сам - с усами...
А над заставой вновь летят стихи,
Родными окликая голосами.
Да и усов уже в помине нет -
Гусарская краса не по уставу.
Но красоты земной прекрасен свет,
И я писать стихи не перестану.
Быть может, я и впрямь не подхожу
К армейской службе -
Точной и суровой?
...Опять наряд уходит к рубежу -
Я на ходу низаю слово к слову.


Ты просила написать? Будь по-твоему.
Окунемся, так сказать, в дебри прошлого.
Вот и память брызжет болью утроенной,
И плохое помнит все, и хорошее.
Понимаешь, ты такая красивая,
Нет семнадцати и жизнь беззаботная.
А моя душа - не небушко синее,
Хоть, конечно, и не тина болотная.
Понимаешь, просто сердце - как выжжено
Ожиданьями, молчаньем, разлуками.
В клетке ребер бьется горько-униженно,
А лечу его я сказками глупыми.
Было время - сам глядел ясным соколом,
Сам судьбу ковал и мог - невозможное.
Только встретилась одна, невысокая,
Сразу стал ручным и стреноженным.
Было время, вешний град в спину выстрелил,
И последние снега птицы выпили...
Душу под ноги ковром ей так и выстелил,-
Вот об этот-то ковер их и вытерли.
Даже обуви не сняв: эка невидаль!
Эх, дурная голова, масть бубновая...
Старых песен голоса тают медленно,
А смогу ль назвать тебя песней новою?
Целоваться-то и то - не обучена...
А играть с тобой себе не позволю я.
Что же сердце так и точит, и мучает?
Или жаль чего, иль так - меланхолия?
Нелегко на свете жить, как распятому...
Впрочем, кажется, привык и не жалуюсь.
Но - со мной иль не со мной - дело пятое,
Будь счастливой...
Будь счастливой! Пожалуйста...


x x x

Он странный был парень. Всуе
Порой совершал грехи.
Другим дарил поцелуи,
А ей посвящал стихи.
В каком-то хмельном угаре,
Опять-таки не как все,
Другим играл на гитаре,
А ей заводил Бизе.
Познав мастерства секреты,
Игривым резцом Буше
Другим рисовал портреты,
Ее же ваял в душе.
И был он на самом деле,
И совесть храня и честь,
С другими - каким хотели,
Лишь с нею таким, как есть.
Ее воспевал он имя,
Молился ее глазам.
Других принимал земными,
Ее вознес к небесам.
А ей так хотелось ласки,
Огня, поцелуев, слов.
Но он, как в старинной сказке,
Любил лишь свою любовь...


x x x

Я забываю имена.
Спросонья или сполупьяна
Басовым звуком фортепьяно
Встает забвения стена.
Я забываю голоса,
И даже старых песен звуки
В мои протянутые руки
Ложатся лишь на полчаса.
Я забываю адреса...
И те, кто где-то ждут упрямо
Письма иль строчки телеграммы,
Уже не верят в чудеса.
Я забываю, как в бреду,
Победы, пораженья, войны.
Так тише и куда спокойней,
И, в общем, знал, куда иду.
Душе теперь не привыкать,
Плащом забвенья укрывая,
Страницы памяти листая,
Их беспощадно вырывать.
Но тянет, что там ни пророчь,
За бешенством ветров-скитальцев,
Разбить стекло, изрезав пальцы,
И чье-то имя крикнуть в ночь...



x x x

Ветер ночной суров.
И далеко рассвет.
А у меня любовь
Вечно меж "да" и "нет".
Снова не как у всех -
Сердца не приневоль.
Горькое слово "смех",
Сладкое слово "боль".
Белой бумаги лист,
В баночке черной тушь,
Музыку дарит Лист,
Веря в единство душ.
Вялы движенья рук...
Но уж сложилось так:
Мутное слово "друг",
Ясное слово "враг".
В гриву вцепясь, держись! -
Бурных дней круговерть...
Так же жестока жизнь,
Как милосердна смерть.
Но из последних сил,
Стоя, как на краю:
Прошлое - "я любил..."
Вечное - "я люблю!"



"ВРУБЕЛЬ"

Подлунный мир, похожий на мираж...
Душа, как створки окон,- нараспашку.
Мне обжигает пальцы карандаш,
Закованный в кленовую рубашку.
Как бесконечно тянутся часы!
И как неясен тусклый смысл созвездий,
Как долог путь от млечной полосы
До лестницы в заплеванном подъезде...
И оттиски далеких черных дней
Стучат в висках холодной звонкой болью.
И в сердце кровь шалеющих коней,
Насыщенная порохом и солью...
Я больше не могу в таком огне
И пустоты, и недопониманья.
Но где-то там, в душе, на самом дне
Весь первобытный ужас мирозданья!
И вот тогда бессильны образа,
И каждый миг, словно столетье, длится.
И Демона хрустальная слеза,
Как жизнь моя, скользит, боясь разбиться.
Который век? Которое число?
Кто выдумал, что красота бессмертна?
Холодный воздух утра... Рассвело.
Короткий путь от вечности к мольберту...

01:27 

еще немного стихов

x x x

Я пыль у твоих ног,
Застывший в ночи крик,
Поверженный наземь бог
И лунный прозрачный блик.
Я ветер в твоих кудрях,
Огонь у твоих колен...
Я твой первобытный страх
И твой долгожданный плен.
Я искра в твоих глазах,
Которая не сгорит...
Я тот, кто приходит в снах
И тает в огне зари.
Я лед твоих детских рук
И ярость слепых комет,
Я самый надежный друг,
Единый, как ночь и свет...
Сквозь буйный, весенний гам
Я всадник, принесший весть,
Я вечно то тут, то там,
И весь на ладони, здесь.
Я, тополем ввысь скользя,
Взойду на твоем пути...
И мне без тебя нельзя...
Ты только меня найди!



x x x

Как ты нашла меня? В каких календарях
Начертан путь наш, медленно и верно?
Двадцать восьмые сутки декабря
Свели нас вместе так закономерно...
Я улыбался, выгибая бровь,
Не понимая, что влечет бездонность,
Что девушка по имени Любовь -
Действительно любовь, а не влюбленность...
Весь мир готов проклясть или обнять,
Я шел по жизни тлеющей лампадой...
Как ты смогла поверить и понять?
И все простить, не упрекнув и взглядом?
Я путал все, дороги и следы,
Выплескивался в рифмах и конвертах.
И именем твоим назвав других,
Считал себя счастливейшим из смертных?!
А счастье - вот. Обрушилось, как снег.
До удивленья, Господи - как близко...
И время снова ускоряет бег,
И прошлым встречам ставит обелиски.
Не надо слез и восхищенных слов.
Не надо клятв ни письменно, ни устно...
Как невозможно называть Любовь
Заезженным и скучным словом - чувство...
Слились в одно два яростных огня,
Одни из тех, что эту землю вертят.
...И все-таки как ты нашла меня
Меж первым поцелуем и бессмертьем?..


В. К.

Не твоя вина в том, что мы не вместе.
Не моя вина в том, что мы в разлуке.
Мир бездумно слеп и преступно тесен,
И пространство глушит песен звуки.
Мы идем по кромке листопада
И сдуваем облака с ладони...
Объяснять нам ничего не надо,
Ты же так мудра. Я же так спокоен.
Мы идем вдвоем, улыбаясь шуткам,
И в движеньи губ не найти печали.
Ах, как легок шаг! Только в небе мутно,
И на сердце лед - не согреть свечами...
Нет меж нами стен и глухой ограды,
Сплетни так пусты, так наивны вести...
Нам не надо слов, нам довольно взгляда
Убедиться в том, что, как прежде,- вместе.
Пусть пустых надежд отшумели битвы
На ветру эпох, в суматохе буден...
Отписав стихи, отшептав молитвы
И... теперь уже ничего не будет.
Ты чужая мне. Я тебе не милый.
Разлучите нас - мы умрем в неволе.
Не твоя вина в том, что ты не в силах.
Не моя вина в том, что я не волен...



x x x

Тяжело... До обид, до горечи,
Выговаривать твое имя...
В раскаленной бессонницей полночи
Перед звездами золотыми.
Не молясь и не проклиная...
Но железом налиты губы...
Как легко уходить, читая:
"Нелюбимый..." или "нелюбый..."
Как легко размыкать объятья
Рук, которые отпускают
На распутье или распятье
Обнаженного бездны края.
Где возвышенным междометьем
И принятием всякой боли
Я себе кажусь просто третьим,
Третьим лишним на этом поле.
Побреду в цветах по колено
Над разлуки дырой озонной,
Буду душу лечить от плена
Золотой чертой горизонта.
Распевая казачьи песни,
Распивая донские вина,
Веселее и интересней
Ощущать себя мокрой глиной.
Слепим сердце, чирикнем спичкой
Так художественно и безвредно -
Вот и новый готов кирпичик


x x x

Не бывает любви условной...
В небе звезды застыли гроздью.
Бьет двенадцать, сегодня в дом мой
Обещала прийти гостья.
Длинноногая недотрога.
Кровь неровно стучится в венах...
Что-то стукнуло в раме окон
И прошло сквозняком по стенам.
Только свет зажигать не буду,
Даже если луна в тучах.
Если я не поверю чуду,
Хоть кому-нибудь станет лучше?
Я приму ее руки-тени
В ковш горячих моих ладоней.
Брошу все дела на неделе
Из-за глаз, что ночи бездонней.
Пусть не скажет она ни слова,
Я прочту сквозь ее молчанье
Отрицание - лобового,
Понимание - тонких тканей...
Озаренье иных мечтаний,
Неподвластного измеренья,
Разложение сочетаний,
Искажение точек зренья.
И она, улыбаясь тайно,
Мне напомнит, что все бывает...
Что уже остывает чайник,
Что уже шоколад тает...
На прощанье обернется,
Бросит взгляд на жилье поэта
И сюда уже не вернется.
И мы оба поверим в это...


x x x

Падает небо ажурным дождем,
Бывшее некогда синим...
Мы умираем, творим и живем
В мире изломанных линий.
Как силуэт, отраженный в окне
Долгой вагонной дороги,
Изморозь дней в очищающем сне
Взвесят небрежные боги.
И подведут неучтенный баланс
С уймой ошибок на бланке,
Щедро отдав подвернувшийся шанс -
Встретиться на полустанке.
Там, где грохочет на стыке ветров
Бешеный поезд Вселенной,
Мы разглядим неземную любовь,
Ставшую гордой и тленной.
Мы улыбнемся, почувствовав связь
Судеб, как вечных истоков.
Злоба пройдет, и отмоется грязь -
Ты уже не одинока!
Не уходи. И тогда, и теперь
Висну плющом на балконе...
И обреченное время потерь
Пересыпаю в ладонях...


x x x

Подними потолок. Просто нечем дышать,
Или стены раздвинь, я хочу потянуться...
В неоглядную ширь, в непролазную гать
На мгновенье уйти и совсем не вернуться.
Так ли надо спешить? Я же был в тех краях...
Там не пишут стихов, не страдают, не мыслят.
Я еще задержусь, но буквально на днях
Получил свой билет и бумаги на выезд.
Значит, снова плутать в черном небе без звезд,
Где прошедшая жизнь далека и условна...
Ах, как тихо вокруг! Желтый свечечный воск
Залепил бубенцы, и дорога безмолвна.
Ни дыханья, ни сна, ни пылинки в лицо...
Просто вечный покой. Даже скулы немеют...
Здесь прилежно живут и у мертвых певцов
Отбирают гитары для фондов музея.
Хоть бы стон, хоть бы храп, чей-то смех, или крик...
Но давненько огни потушили на башнях.
В облаках - то ли крест, то ль обугленный лик,
То совсем ничего... и становится страшно.
Если наша любовь все равно догорит
И останется здесь золотой и нетленной...
Над безверием тень, только где-то внутри
Сердца стук на Безмолвных
Скрижалях
Вселенной...



x x x

У меня за окном снег.
Редкий снег, колючий и злой.
У тебя за окном - век.
И мгновения чередой.
У тебя за окном сны,
Золоченые купола...
Словно запах литой сосны,
Сохраняет тепло зола.
У меня за окном шум,
Визг машин, суета, гарь..
Я, наверно, в твоем лесу
Не сумею гулять, как встарь.
У тебя за окном синь,
И, в морозный узор дыша,
Будто птица в родимый клин,
Так и рвется к тебе душа.
У меня за окном - ритм.
Телефоны, сюжет, глава...
Но в любой из моих молитв
Узнаются твои слова.
И мечтается об одном,
Что тогда не сумел сберечь...
Я зачем-то свое окно
Занавесил от прошлых встреч.
И поверил, что все прошло.
Да и ты не зажжешь свечу...
Снег упрямо стучит в стекло,
Что-то шепчет, а я молчу....


x x x

Ты мне говоришь, что тебе постоянно снится
Неведомый мир, где реальное слито с чудом...
И ломкие пальцы пролистывают страницы
Такого былого, что даже поверить трудно.
Где каждый день из минут ожидания соткан
И даже стать на колени уже не волен...
Я должен молча смотреть на твой кружевной локон -
К чему кричать о своей любви или боли?
Стихи по ночам о тайном и сокровенном...
Какие слова! Какое упрямство страсти!
Поэзия прошлого, как аромат вербены,
Покажется сном, словно привкусом Высшей Власти.
Но время придет,- вспоминая слова молитвы
И горько и сладко, как в детстве, просить прощенья.
Березовый Бог, с опрокинутым небом слитый,
Позволит, как в осень, вступить в костер очищенья...
Тогда я коснусь щеки твоей легким ветром,
А может быть, каплей дождя охлаждая кожу
Фаянсовых ног, обожженных татарским летом,
И ты улыбнешься... И ты мне поверишь тоже.
Растай же вплоть до воздушного поцелуя!
Весь мир измени водопадом случайной ласки!
А я зимой тебе на стекле нарисую
Прекрасного принца, скачущего из сказки...

x x x

Войди в рассвет, пока роса легка,
Пока вокруг всего и понемногу...
Дежурный ангел сдвинет облака
И выправит бумаги на дорогу.
Короткий путь из небыли в сюжет.
Короткий вздох о прошлом безразличьи.
Любимых глаз необратимый свет
И запах трав, и этот щебет птичий...
Все, как у всех, банально и смешно,
Рассказано, отыграно, пропето...
И повторяться было бы грешно,
Но так удобно, как иным поэтам.
Дай мне слова,- я их сплету в строку.
Хотя бы звук - он зазвучит иначе...
И музыка, что вечна на слуху,
Не разразится в смехе или плаче.
Она сгорит, как нотная тетрадь,
В огне каминном, пламенно и нежно.
Я все прощу, я все смогу понять -
Безудержно,
безумно,
безнадежно...

x x x

Для графини травили волка.
Его поступь была легка...
Полированная двустволка,
Как восторженная строка!
Он был вольный и одинокий.
На виду или на слуху.
Стрекотали про смерть сороки
Беспардонную чепуху.
Упоенно рычала свора,
Егеря поднимали плеть,-
Все искали, где тот, который
Призван выйти и умереть?
Нет, любимая... Даже в мыслях
Я не буду ничей холоп.
Я уже не подам под выстрел
Свой упрямый, звериный лоб.
И моя негустая шкура
Не украсит ничей камин.
Пуля - дура. Конечно, дура...
Только в поле и я - один...
Все бело, и борзые стелят
Над равниной беззвучный бег.
Эх, дожить бы хоть до апреля -
Поглядеть, как растает снег...
Как по небу скользят беспечно
Облака до краев земли...
И влюбиться в тебя навечно,
За секунду
до крика:
"Пли!!!"



x x x

Тебя украли у меня.
Теперь ты спишь в чужой постели...
Как освистали свиристели
Бег рыжегривого коня!
Безумно угрожать свинцу,
В висок влетевшему без правил...
Того, кто вел тебя к венцу,
Никак не упрекнуть в бесправьи.
Ликуй, законная струя!
Напыщенно и неумело
Листает камерное дело
Червонокрылый судия.
Ты руку подала сама,
Как луч прощального заката...
Тогда зима... Теперь зима...
И есть ли кто-то виноватый?
Чем пахнет пепел прошлых встреч?
Еще до твоего рожденья
Намеревался нас сберечь
Беспечный бог Предназначенья.
Прошел молитвенный экстаз
В каком-то ненормальном раже,
Но как ты улыбалась краже
Самой себя не в первый раз...
Я тупо ждал. Один из всех...
Судьба смеялась и визжала,
Когда другие брали верх
Над тем, что мне принадлежало!
Я был ничем не лучше их...
Над головой ломая шпагу,
Когда высокопарный стих
Коверкал рифмы и бумагу,
И мудрость веселилась всласть...
Ты получила, что хотела.
Душа возвышена, но тело...
Всегда берет над нею власть!



x x x

Храм мой - тело твое белое...
Вольно трактуя строку Писания,-
Господи, что я с собою делаю
В явном соблазне непонимания...
Читаю ладони твои, как Библию,
Вглядываясь в каждую черточку пристально,
Иду Израилем, прохожу Ливию,
Возвращаюсь в Россию жадно, мысленно...
Лбом запыленным коснусь коленей:
Так, припадая к порогу церковному,
Раненый воин, бредущий из плена,
Спешит к высокому и безусловному Слову;
Наполненные смирением,
Рвутся цветы из под снежной скатерти,
Или осенних лесов горение
Огненной лавой стекает к паперти.
Плечи твои... Не на них ли держится
Весь этот свод, изукрашенный фресками? -
Не Богоматерь, не Самодержица,
Не Баба степная с чертами резкими...
Не нахожу для тебя сравнения.
Сладко притронуться, как к святыне...
В каждой молитве - благодарение
Древне-возвышенной латыни!
Дай мне войти, позабыв уклончивость
Пришлых законов. Взгляни на шрамы.
Время любого бессилия кончилось.
Нужно держаться легко и прямо.
Храм мой - прими меня сирого, серого...
Не с плюсом, минусом - со знаком равенства.
Губ твоих горних коснуться с верою
И причаститься Святыми Таинствами



x x x

Может быть, где-то есть жизнь без тебя?
Но ведь была в недалеком "когда-то"...
Может быть, можно прожить не любя,
Над суетой поднимаясь крылато?
Просто парить, не касаясь земли,
Мыслью и взглядом, сознаньем и словом...
Не возвращаясь туда, где цвели
Вишни в знакомом саду богослова...
Где обреченно вздыхала сирень,
Книге церковной закладкой служила
Пара ромашек, и сладкая тень
Древнеславянского душу томила...
Чай был настоян на мяте. Лимон
Ели вприкуску, сощурившись - кисло...
Стрелки считали часы в унисон,
Вкруг обходя терпеливые числа.
Сотовый мед, белый хлеб на столе...
Боже, когда это все-таки было?!
Где это место на грешной земле,
Где ты меня безоглядно любила?..
...Вечер в дома колотушкой стучал
И на кладбище с упрямой заботой
Имя твое и мое - отчищал
Ветром от ржавчины и позолоты...


x x x

Черный город... Он не лечит душу.
Поливает спины львов слезами.
Сыростью тумана сфинксов душит
И глядит бесцветными глазами
На живого, гордого поэта -
Казака, художника, бродягу...
А у вас, наверно, бабье лето?
А у нас без зонтика - ни шагу...
В четкий ритм партикулярных линий
С древностью петровской позолоты -
Невозможно втиснуть запах пиний,
Вкус полыни, свежесть первой ноты
Хлебниковских строчек... И не надо.
Воздух здесь перенасыщен грустью.
Вязкая, чугунная ограда
Никуда меня уже не пустит...
Невская возвышенная слякоть
Давит с основательностью танка.
Даже Муза не решится плакать,
Чтоб не забрала к себе Фонтанка.
Говорят, что там вода воочию
Тянет к неизбывному покою.
Черный город вышел белой ночью
И уже идет,
сюда,
за мною...


x x x

В Петербурге не видно звезд.
Тучи в пляске святого Витта
Небо приняли за погост
В грязно-серых могильных плитах.
Я за ними в упор слежу
Из окошка шестой палаты,
Словно кладбищем прохожу
И считаю свои утраты.
На душе так легко - легко...
От обиды любой, невзрачной,
Сердцу хочется мотыльком
Биться в пламень луны прозрачный.
Или долго кричать в туман,
Поглощающий сны и даты,
Сквозь венозные воды ран
По каналам спеша куда-то.
А когда зазвенит мороз -
Солнце скупо и с неохотой
Облака из разбитых грез
Кроет временной позолотой...


x x x

Я разучился плакать в Петербурге.
Здесь вообще не ценят сантименты...
Бросающие мелочь демиурги
Чертовски скупы на аплодисменты.
Я был один. Ни голоса, ни драмы.
Пустые руки. Волчий вой в карманах.
На фоне петергофской панорамы
Не чувствуешь оптических обманов.
Все кажется и ближе и теплее,
В особенности жесты или взгляды.
Над головой с кудрявым Водолеем
Флиртует звездноглазая наяда.
Немой намек, прозрачнейший донельзя,
Уже велит определиться в теме.
Мелькнет заря, закусывая трензель,
Но в целом все вокруг, такая темень!
И ходишь, снисходительно кривясь,
На общегородское лицедейство,
Нащупывая родственную связь
Иглы шприца с иглой Адмиралтейства.
Все чуть сутулы... Тяжесть чугуна
Нездешних туч успешно давит карму.
Нирваны нет... И мы - не та страна,
И Пушкин не похож на Бодгикхарму.
Никто не ждет счастливого конца.
Но все же как вплетается в молебен
Заметное присутствие свинца
И в пуле,
и в усталости,
и в небе...


x x x

Когда убивали последнего единорога -
Лес содрогнулся, и даже птицы роняли слезы.
Глядела в испуге девочка недотрога,
Как копья дрожали, словно виноградные лозы,
Вонзаясь в белую спину зверя,
Что голову прятал у нее на коленях.
И бледное солнце отворачивалось, не веря
В людскую жестокость. Таилась в глазах оленьих
Вассальная преданность королю леса,
Тому, кто царственным рогом даровал волю...
Запевали сосны хором дневную мессу
О том, кто сегодня захлебывался болью!
А после мясо с размаху швыряли на блюдо,
И пили охотники в честь величайшей победы
Над силой природы, ее тонконогое чудо
Убили люди. Наши отцы и деды...

x x x

Я никогда не умру.
Просто уеду в Локхайм...
Туда, где ландграфа по-прежнему ждет королева.
Та, что любит меня, а я, бродяга и хам,
Не ценю этого, а вечно гляжу налево...
Иду вообще вправо, наперекор себе.
Благо о собственный меч порезаться невозможно...
И если что-то меняется в моей судьбе,
То уж, как правило, не вовремя и безнадежно.
Какие письма... закаты... холсты и цветы
С равновеликой ценностью будут закопаны в глину.
Никому не хочу завещать своей немоты,
Но... все книги - дочери, все картины - сыну!
Рано не рано, но есть ощущение, что пора
Всем раздавать серьги - сестер у меня много...
Багряной жемчужиной катится с ангельского пера
Моя земная и яркая прижизненная дорога!
Не торопите, я знаю время и знаю срок.
Мы еще успеваем наговориться друг с другом,
Но вся поэзия - это итог строк
А в конце ее, что показательно, лишь пустота и вьюга...



Рыцарь Роланд, не труби в свой рог.
Карл не придет, он забывчив в славе…
Горечь баллады хрипит меж строк
В односторонней игре без правил.
Им это можно, а нам нельзя.
Белое-черное поле клетками.
В чьем-то сраженье твои друзья
Падают сломанными марионетками.
Золото лат уплатило дань,
Каждому телу продлив дыхание.
Смерти костлявой сухая длань
Так не хотела просить подаяния…
Много спокойней — прийти и взять
Этих парней из породы львиной…
Как же теперь королевская рать
Без самых верных своих паладинов?
Музыка в Лету, а кровь в песок…
Совестью жертвовать даже в моде.
Плавно и камерно, наискосок,
Меч палача над луною восходит.
Бурые камни над головой…
Господи, как же сегодня звездно…
Бог им судья, а о нас с тобой
Многие вспомнят, но будет поздно.
Брызнуло красным в лицо планет.
Как это вечно и как знакомо…
Радуйтесь! Рыцарей больше нет!
Мир и спокойствие вашему дому…

01:01 

ОНИ ВСЕГДА РЯДОМ


Они поселились на Земле вместе с первыми людьми и всегда сопровождали их и были всегда рядом. Они могли существовать и по отдельности. Это было редкостью, и, рано или поздно, Они встречались. Снова встречались. Так уж устроен человек.

Она была красивой и доброй, Он — колючим и неприятным.

Она была светлой и радостной, Он — темным и печальным.

Она несла людям тепло и надежду. Он — холод и зависть.

Она заполняла сердца и мысли, Он опустошал и забирал силы.

Она приходила, чтобы помочь и умереть, и воскреснуть снова.

Он жил постоянно, меняя свой облик и место жительства.

Ее все любили, холили и лелеяли, Его ненавидели и пытались изгнать.

Но люди зависели от них одинаково.

И так было всегда. Сначала приходила Она, за ней неотступно следовал Он. Даже если Его не замечали, Он все равно был. Он портил людям жизнь мелкими пакостями и крупными неприятностями. А самое главное, Он мешал Ей.

Он мешал в Ее работе. Иногда, только появившись, Она уже терпела поражение от Него. И планы человека оставались только планами. Ах, как много на Земле было разрушено Им, еще не создавшись. Потому что, повстречав Его в самом начале пути, Ей было уже трудно обойти ту преграду, которую Он выставил перед человеком. И, тем более, победить.

И в самом разгаре Ее работы Он пакостил не меньше. Его главной задачей было и есть не дать Ей вместе с человеком добраться до цели. И как часто человек не слушал Ее и сворачивал на полпути, под Его угрозой.

Даже у самого финиша Он мог догнать Ее и отбросить назад. И человеку без Нее оставалось только существовать. Ведь без Нее жить невозможно.

Без Нее жизнь теряла смысл, и смыслом завладевал Он. Он делал обычный день серым и безжизненным, а ночь наполнял бессонницей и кошмарами. Человеку не под силу справиться самому с Ним. Лечение у психиатра, принятие сильных лекарств помогало на время. Излечить же могла лишь Она. Она приходила и несла в себе свет и будущее.

Но и с Ней одной было не так просто. Она полностью овладевала человеком, и он шел за ней иногда ценою жизни. Своей и чужой. Она торжествовала победу, а человек, прогнавший Его, становился Ее заложником. И шел, ничего и никого не замечая вокруг. И человек приходил к Ней. Дальше наступало одиночество, Она тихо таяла, а за этим незаметно подкрадывался Он.

Но, к счастью, по одиночке Их встретить трудно. Так и ходят вместе по Земле Он и Она.


Страх и Мечта.


И без Страха трудно найти Мечту. Зачастую именно Страх рождает Мечту.

А за Мечтой всегда идет Страх. Страх «а вдруг не сбудется?»

Наша же задача сделать так, чтобы Страх не мешал Мечте осуществляться.

А Мечта победила Страх.

01:19 

БАБОЧКИ И ОГОНЬ

Три бабочки, подлетев к горящей свече, принялись рассуждать о природе огня. Одна, подлетев к пламени, вернулась и сказала:
— Огонь светит.
Другая подлела поближе и опалила крыло. Прилетев обратно, она сказала:
— Он жжётся!
Третья, подлетев совсем близко, исчезла в огне и не вернулась. Она узнала то, что хотела узнать, но уже не смогла поведать об этом оставшимся.

Получивший знание лишается возможности говорить о нём, поэтому знающий молчит, а говорящий не знает.

01:38 

ИЗМЕНЕНИЕ УЖЕ НАЧАЛОСЬ

К одному мастеру пришёл человек и спросил:
— Что мне следует делать, чтобы стать мудрым?
Учитель ответил:
— Выйди и постой там.
А на улице шёл дождь. И человек удивился:
— Как это может помочь мне? Но кто знает, всё может быть...
Он вышел из дома и встал там, а дождь лил и лил. Человек полностью промок, вода проникла под одежду. Через десять минут он вернулся и сказал:
— Я постоял там, что теперь?
Мастер спросил его:
— Что случилось? Когда вы там стояли, было ли дано вам какое-нибудь открытие?

Человек ответил:
— Открытие? Я просто думал, что выгляжу, как дурак!
Мастер сказал:
— Это великое открытие! Это начало мудрости! Теперь вы можете начинать. Вы на правильной дороге. Если вы знаете, что вы дурак, то изменение уже началось.

01:41 

КАРАНДАШ

Прежде чем положить карандаш в коробку, карандашный мастер отложил его в сторону.

— Есть пять вещей, которые ты должен знать, — сказал он карандашу, — прежде чем я отправлю тебя в мир. Всегда помни о них и никогда не забывай, и тогда ты станешь лучшим карандашом, которым только можешь быть.

Первое: ты сможешь сделать много великих вещей, но лишь в том случае, если ты позволишь Кому-то держать тебя в Своей руке.

Второе: ты будешь переживать болезненное обтачивание время от времени, но это будет необходимым, чтобы стать лучшим карандашом.

Третье: ты будешь способен исправлять ошибки, которые ты совершаешь.

Четвертое: твоя наиболее важная часть будет всегда находиться внутри тебя.

И пятое: на какой бы поверхности тебя не использовали, ты всегда должен оставить свой след. Независимо от твоего состояния, ты должен продолжать писать.

Карандаш понял и пообещал помнить об этом. Он был помещен в коробку с призванием в сердце.

Дневник Neverik

главная